на главную
(495) 638-55-96
с 11-00 до 19-00



Южная Корея: Отзыв Елены Вершининой о Ретрит-туре

авиабилеты | визы | фото
Почему ретрит-тур, а не просто ретрит – естественный вопрос каждого человека, знакомого с нашими традициями проведения ретритов. Во время ретритов мы основную часть времени проводим на одном месте, регулярно практикуя, изредка совершая экскурсии по интересующим нас местам. Во время проведения ретрита-тура, происходит погружение в энергоинформационное поле места, страны, куда мы приехали, с постоянным перемещением по местам силы и храмам. Активно выполнять свою практику приходится нерегулярно, но Наставники нас ведут, помогают во всем – от погоды до здоровья нас самих и наших близких дома, постепенно меняют нас. В подобных поездках я становлюсь проводником энергий и информации, «переводчиком» в обоих направлениях между участниками поездки и Наставниками. И после подобных поездок люди меняются не меньше, чем после обычных ретритов – и энергетически, и информационно, и психологически. Такие поездки учат быстро включаться на разнообразную информацию, для чего требуется умение быстро входить в состояние «тихо» и быстро приходить в норму для дальнейшего передвижения, развивают умение видеть, слышать и находить энергоинформационные источники, быстро на них реагировать, работать с ними, получать и давать, мобилизируют, развивают в целом на разных уровнях...

Предыстория же этой поездки такова: когда мы были в Тибете, появилась мысль посетить Кайлаш, поскольку время и возможности для этого были. Но Наставник направил нас в Египет и Корею, и сказал, что пока мы туда не съездим, делать нам на Кайлаше нечего. Попытка поменять последовательность стран ни к чему не привела – поездки на Кайлаш срывались по разным причинам. В Египет мы съездили после Мексики и в октябре-ноябре 2008 года наконец-то посетили Корею.

О Корее я практически ничего не знала, кроме книг И.Медведевой «Путь Шоу-Дао», прочитанных очень давно. Но когда в этом году увидела фотографии некоторых мест в Кореи, на меня навалилось состояние, которое бывает, наверное, у гончей, когда она нападает на след: туда и только туда, внутри все вибрирует до дрожи во всем теле, голову теряешь... Но прежде чем попасть в Корею, пришлось столкнуться с разными организационными проблемами.

Во-первых, Наставник мне показал по карте места в Северной и Южной Корее, которые нам надо посетить, не учитывая политические проблемы между этими странами. Чтобы посетить обе страны, надо выехать из одной страны хотя бы в Китай, и только потом лететь в другую часть Кореи. Временное соглашение между странами о пересечении иностранцами их границы было аннулировано. Поэтому стоимость поездки перекрывала возможности ее участников. Во-вторых, наши турфирмы работают только по своим программам и они ориентированы на развлечения и посещение совсем не тех мест, что нам рекомендовал Наставник.

Поэтому я решила обратиться за помощью к Светлане, директору турфирмы «Кайлаш», которая нам помогла с подобной поездкой в Мексику несколько лет назад. Но она не рискнула заняться Кореей, поскольку не было контакта и опыта работы с этой страной. После разговора с Светланой о Корее, мы расстались на некоторое время. Идя домой, я мысленно обратилась к Наставнику с просьбой о помощи в организации поездки в Корею, если это действительно необходимо и им, и нам.

При следующей встрече я не узнала всегда внешне сдержанную Светлану – глаза расширены, сверкают, эмоции так и прут из нее. Оказалось, что после последнего нашего разговора, на ее фирму по интернету пошли предложения о совместной работе непосредственно от корейских турфирм и даже от государственного южно-корейского департамента по туризму. Света – «наш» человек, опытный, она понимает подобные подсказки судьбы. Поняла и на этот раз, что от работы с Кореей ей не уйти...)).

От Северной Кореи пришлось отказаться по вышеуказанным причинам, а так же невозможностью посетить нужные нам места, строгими правилами и ограничениями принимающей стороны. Например, ходить на улице можно только с местным гидом и строго по указанному им маршруту и т.п. Оговорив маршрут, дали объявление на наш сайт о ретрите в Южной Корее, и как всегда, сразу стали поступать заявки от большого количества людей. Но я интуитивно назвала меньшее количество участников поездки, так оно и получилось. Группа получилась небольшая, люди очень интересные, разные, сильные, яркие индивидуальности и главное – стремящиеся к свету, развитию, духовности. Все в той или иной степени занимались Свободным стилем еще с Мексики, три человека практиковали уже вторую ступень. Не была знакома с практикой только Надежда – представитель турфирмы «Кайлаш», которая присоединилась к нам в последний момент по служебным делам. Поскольку она не занималась и была несколько в ином состоянии, нежели мы, в день вылета ей Наставники устроили «экзамен на выживаемость», «чистку», которую она с достоинством выдержала. Она вывела Надежду на новое состояние, помогла через стресс сбросить накопленный ранее негатив и разрушить порочные энергоинформационные связи и блоки, которые мешали бы ей получению новой, более тонкой информации во время поездки.

Надежда, своим обаянием, эмоциональностью, добротой, детской непосредственностью, открытая всегда для нового и искренне, бурно радующаяся всему прекрасному, легко вписалась в нашу группу более сдержанных в проявлениях чувств людей и освежила ее своим присутствием. В программу поездки, которую дал Наставник, входило посещение буддийских монастырей по всей территории Южной Кореи с проживанием и практикой в них (Tample stay) наравне с монахами, посещение острова, ничем не примечательного и не прославленного даже для корейцев, ряда так называемых мест силы.

Происходит это следующим образом: сначала Наставник называет страну - слышу внутри себя,- а потом показывает, куда надо ехать - воспринимаю как картинку перед глазами реальной географической карты страны и разного оттенка светлые пятна мест, которые надо посетить в ней. Чаще всего я не помню, где эта страна находится и как выглядит на карте - давно географиею не повторяла. Если же спрашиваю Наставника о поездке сама или по просьбе друзей куда-нибудь в иное место, куда он не направляет, то ответ всегда отрицательный с объяснением, что там работает другая группа, другие люди.

...Первое впечатление от энергетики Ю.Кореи при выходе из самолета – очень мягкая, нежная, добрая, ласкающая. Люди – добродушные, радующиеся возможности оказать вам услугу. Спросишь, как пройти – берут за руку и радостно ведут до нужного места, пытаясь по пути развлечь тебя и даже угостить, чем могут. Язык – удивительно напевный, мелодичный, мягкий с обязательным распеванием последнего слога в предложении. Русский казался на этом фоне глыбой необтёсанных камней среди цветника. Сразу бросались в глаза внутренняя дисциплина, множество внутренних традиционных установок как себя вести в разных ситуациях. Молодежь, конечно, как и везде, более раскованная, шумная...

...Первый монастырь расположен недалеко от Сеула. Нас там ждали и очень волновались, поскольку это была первая группа русских, раньше монастырь посещали единицы паломников из России. Приехали туда мы к ужину. Нам предложили переодеться в монастырскую форму – брюки и жилеты, серую для мужчин и розоватую для женщин, объяснив, что так нам будет удобнее заниматься, и переобув в голубые резиновые тапочки типа калош. Увы, одному человеку они никак не подошли с его 46 размером, чему искренне расстроились организаторы из монастыря...

Переводчица – нормальная темпераментная и шумная земная женщина из России, с нормальными земными интересами - собиралась сразу уехать, оставив нас на попечение монахов, но они жестко потребовали, чтобы переводчица осталась до сна в монастыре, чему она бурно возмущалась. Ведь там курить даже на улице нельзя... Но буквально за мгновение во время разговора с монахом она стала мягче и тише. Думаю, без «чар» тут не обошлось..::))

Сначала нас учили ставить обувь перед входом в помещение строго в одну линию, и ругали немного, если не получалось. Потом учили класть коврики в одну линию перед Учителем, правильно выполнять простирания, ставить посуду для ритуального приема пищи в одну линию и принимать пищу в соответствии с монастырскими традициями. Правда на следующее утро монахи весело и необидчиво смеялись, как малые дети, наблюдая за нашими серьезными усилиями и советами друг другу, взаимопомощью по расстановке всего в одну линию. Описание ритуальной трапезы займет много места. Суть – в съедании всего, что взял, – опять-таки по определенным правилам - до последнего зернышка, тихо, без единого звука, в строгой последовательности и одновременности всех движений всеми участниками трапезы. Затем мытье посуды кусочком желтой редьки, зажатой палочками – а некоторые впервые держали палочки в руках(!) и съедением ее после, и, главное, выпивании(!) два раза этой воды после каждого мытья. После последнего, третьего мытья всей посуды, вода сливалась в отдельное ведро на каждый ряд и проверялась Учителем. Если же она была мутноватой или в воде плавала хоть одна крошечка, воду должны были выпить полностью все люди, сидевшие в этом ряду и плохо помывшие посуду. А в третий раз ее наливают очень много....

Эти правила вызвали бурное веселье – разрядку после сидения тихо, неподвижно, и напряженного вкушания строго по ритуалу непривычной пищи у участников поездки, чем немного обидели Учителя. Он объяснил, что после мытья посуды вода выливается в определенном месте и предназначена голодным духам, имеющим очень узкое горло. Малейшая крошка может причинить им мученье, застряв в горле. Как мы сказали бы, духи питаются водой, насыщенной пищевой информацией после последнего споласкивания посуды. Одно ведро оказалось с немного мутноватой водой, и мы уже начали ужасаться, как же ее выпить в таком количестве после сытного ужина и приличного количества выпитой воды, да еще из ведра... Монах артистично выдержал паузу, пока мы тихо паниковали, готовясь к питью из ведра, потом мягко улыбнулся и разрешил, как гостям, первый раз просто ее вылить на улице. В конце трапезы нас учили собирать посуду – миска в миску, палочки в чехол, затем сложить салфетку и все завернуть в полотенце. Это надо было всем делать одновременно, тихо и быстро. Принимающие организаторы расстроились, что мы мало, с их точки зрения, поели. Они старались готовить повкуснее для нас, разнообразнее, чем обычно для себя. Не поверив, что мы наелись малым, дополнительно сварили к позднему вечеру картошку, которую специально купили для нас заранее. Сами они ее не едят почему-то...

После ужина был урок: как себя вести в монастырях, как простираться, провели занятие по хатха-йоге... Это было нечто! Сразу предложили сесть в лотос и затем выполнять сложные асаны на растяжку. Только один член группы имел хорошую растяжку и смог выполнить большинство асан верно, но остальные... Преподаватель – маленькая, худенькая женщина, словно без костей, вся в белом, с удивлением и сожалением смотрела на нас, но требования не снизила. Мы все жутко вспотели и при после ее ухода просто свалились на пол в изнеможении, прямо в том месте, кто где занимался, не в состоянии что-либо делать, мыслить. Тут за нами пришел организатор – пора идти на вечернюю службу в храм. Со стонами, охами и ворчанием мы с трудом оторвали свои тела от пола и как-то переместили их в храм, предварительно с трудом – тяжело было наклоняться – выстроив обувь в одну линию у дверей храма.

Женщины в храм входили в дверь в левой стене храма, мужчины – в правой, служители-монахи – в центральную, самую широкую дверь. В том же порядке располагались все и в храме на небольших матрасиках для простираний, конечно же, ровненько выложенных в одну линию. Чтение молитв перемежалось звуками ритуальной колотушки, поклонами и простираниями. В 23 часа отбой, (спали на отапливаемом теплом полу в двух разных комнатах мужчины и женщины, постельные принадлежности новенькие, чистые). Ночью было общение с местными духами и телепатически с некоторыми монахами, которым мы были интересны новой для них информацией, своим опытом. Сначала души монахов увидев нас, заявили «Женщины, да еще иностранки» - с презрительным оттенком. (В Корее жуткий патриархат). Тогда я сказала и показала, что смотреть надо не на физическое тело, в котором мы сейчас находимся, а на дух человека. После этого отношение к нам резко изменилось, стало очень уважительным, и общение пошло по-другому. Подъем в 5 часов утра. Быстро, не умываясь, убираем, постели с пола. Местный организатор нас подгоняет, и снова идем в храм, некоторые с ворчанием - не выспались, и не перестроились во времени (разница во времени с Москвой +6 часов!). Но расслабляться не дает организатор, ведя всех в храм. Сразу молитва в храме, потом умывание (есть один душ с горячей водой, умывальники), и затем - 108 простираний в храме, которые мы выполнили за 20 минут к своему удивлению. Правда, после него у нас болело все тело еще больше. Простирания корейские отличаются от тибетских, может быть они чуточку полегче физически. Сложив руки, как в индийском приветствии, надо поклониться, согнувшись с прямой спиной лишь в тазобедренных суставах, потом опуститься на колени, продолжая держать сложенные ладони перед собой. Сесть на пятки, руками и лбом коснуться пола, при этом левая стопа лежит на правой; приподнять руки, развернув ладонями вверх, затем снова ладони положить на пол, опереться на пальцы ног, сесть на пятки. Потом, сложить вместе ладони вновь перед грудью, и подняться вверх, не касаясь руками пола. Сначала я считала, с трудом выполняя простирания, дойдя до 8 раза ужаснулась, и ... перестала считать, постепенно входя в транс под звуки мантр, удары в колотушку, означающие, что пора переходить к следующему элементу простирания или поклону...

Когда всё закончилось, мы не поверили даже, что все справились с заданием. Как нам сказали позже, эти простирания выполняют для того так много, чтобы мысли успокоились и не мешали медитациям, молитвам, а так же для укрепления тела, воли. Монахи выполняют их по нескольку раз на день. А число 108 означает 108 разных эмоций и состояний духа человека. Завтрак прошел в более привычном режиме в столовой, не считая того, что сидели на полу за низкими традиционными столиками и ели палочками. Местные монахи с интересом взирали на европейцев, с трудом сложивших свои ноги по-восточному перед столиками или просто засунувших ноги под столики и с трудом орудующих палочками. Меню в монастырях примерно одинаковое в разное время суток: обязательно вареный рис, много овощных закусок и приправ, большая часть их острая на наш вкус (кимчИИ), овощной суп, чаще из водорослей, вода. Готовят вкусно, пища всегда свежайшая. Поразила зелень – словно с грядки снята. Это было на всем протяжении поездки во всех местах, где бы мы не ели. Для нас добавляли фрукты, тосты, варенье и даже купили в городе нечто типа пирожных – булочки со сладким маргарином, несъедобным на наш вкус. Чуть позже принесли корейское лакомство, приготовленное из рисовой муки - небольшие брусочки в муке белого цвета, совершенно безвкусные. При всем уважении к организаторам, много съесть этого лакомства мы не смогли.

В целом монахи не зануды, веселые, с легким чувством юмора. Комично показывали, как надо себя вести при службах, как подглядывать, что надо делать в следующий раз. Согласно их уставу, грешно тосковать, сердиться, с утра и весь день должно быть хорошее настроение. Большинство из них - полненькие, кругленькие, с блестящими лысыми головами. Чтобы быть монахом, необходимо окончить буддийский университет. По накидке на серую одежду различают сан монаха. Так темно-бордовые или коричневые накидки, в которых они все время путаются и перекидывают постоянно один край за спину, – признак высокого сана. И они очень гордятся, почти хвастаются, как малые дети, этими накидками. Потом нам дали работу – мести двор монастыря. Для этого обязательно надо было надеть новые рабочие перчатки, сложенные предварительно в одну линию и потом также сложить их самим. Затем прогулка по горам - монастырь расположен в горах – и небольшая медитация по пути на осенние красоты, посещение места силы у скалы, куда приходят вымаливать желаемое местные прихожане. Кое-кто из группы воспользовался случаем и тоже приобщился к просящим. Напоследок, после небольшой службы в другом храме на территории монастыря, (там были пианино под красивыми кружевными салфетками, микрофоны и все остальное, что положено для храма), нам подарили симпатичные четки и сувениры, все вместе сфотографировались, тепло попрощались, попросив заполнить анкету с пожеланиями для лучшей организации работы, и обещали поместить наши фотографии на сайте http://www.webhard.co.kr ID: GEUMSUNSA, Password: 3959955...

В целом впечатление от этого монастыря: идеальный порядок, чистота, все новенькое, яркие краски, росписи, статуи Будд, позолота, красота осенних гор. Гостеприимные хозяева, вкусная сытная пища, теплые полы в жилых комнатах, а зимой – и в храмах. И немного отдает бутафорией. Позже мы оценили заботу монахов о нас, их усилия в привитии нам за одни сутки необходимых навыков и норм поведения в буддийском быту и ритуалах, которые пригодились при посещении последующих монастырей и в целом при поездке по Корее. Я не случайно так подробно описала наш первый опыт проживания в монастыре. В других храмах был почти такой же распорядок дня, и я не буду больше останавливаться на деталях, отмечая только то, чем запомнился нам тот или иной монастырь. ... Передвигались по Корее мы на небольшом автобусе. За рулем - приятный шофер, который трогательно заботился о нас сверх своих обязанностей, не доверяя решение всех вопросов молодой русской шумной переводчице, шутил. И даже пел с нами в пути чувашскую песню, которой научила нас Надя. Первый шофер нам не понравился - не «наш» человек, не добрый, подозрительно исподлобья взирающий на мир, жесткий и неумный, и мы его раздражали. Тогда я попросила у Наставника другого, который подошел бы нам и мы ему. Так мы получили другого водителя. По пути к другому монастырю мы почти сутки утки провели в красивых горах. Жили в большом шикарном, после монастыря, отеле. Перед сном посетили местный аквапарк. Запомнилась корейская традиционная не очень жаркая сауна с набором сухих ароматных трав и отношение корейцев к безопасности посетителей. Так в бассейне глубиной по грудь, но с волнами, нельзя плавать без спасательного жилета. Представьте себе картину: взрослые и дети сидят в ярких спасательных жилетах на искусственном берегу бассейна и их окатывают искусственные волны. Оказывается, в Корее мало кто умеет хорошо плавать, хотя вокруг теплые моря, пляжи...

...Проездом к следующему Temple stay, мы посетили очень сильный монастырь на берегу Тихого океана, точнее, Восточного моря. На мысу, на горе - огромная белая статуя стоящей Гуанин (так, без смягчения последней буквы, произносят это имя в Корее) с сосудом эликсира бессмертия в руке. Ощущения – потрясающие как от произведения искусства, так и от энергетики на вершине горы - белый столб мощным фонтаном устремляется в космос и теряется в его глубинах, поддерживаемый светлой энергетикой океана, омывающего мыс. Оттуда не хотелось уходить, кое-кого это место пробило до слез или Чжен-гуна. Энергия и информация места многослойная, многоуровневая. Сразу, снаружи – мягкая, добрая, но сильная. Дальше, на последующих уровнях, она становится все мощнее и плотнее, концентрированнее, не превращаясь в грубую. Такую мощь и чистоту редко где можно встретить, да еще энергия морского простора....

На огромной территории – в низине и на вершинах гор расположены храмы, которые посещаются большим количеством людей. На территории монастыря несколько источников со святой водой, как у нас говорят, большой пруд с лотосами и рыбками. Покидать это место не хотелось, но нас ждали в следующем монастыре. Пообедать гид предложила в маленьком рыбном ресторанчике на берегу моря. На выбор - блюда из сырых морепродуктов (только что плавали в огромных аквариумах) - корейский вариант суши. Обед не для слабонервных людей, поскольку некоторые кусочки на многочисленных тарелочках продолжали шевелиться. Нам посоветовали сокращающиеся щупальца осьминога очень тщательно жевать, иначе они могут присосаться к стенке пищевода или желудка и травмировать ее. Всяк по-своему справился с этим угощением, но некоторые блюда никто не отважился отведать, особенно кровянисто красного вида моллюска в раковине, напоминающего кучку сырых внутренностей животного, брошенной в большую створку ракушки. Но подобная пища очень полезна для кроветворения, она разжижает кровь до нормы и лечит, таким образом, тромбофлебиты, восстанавливает печень и другие органы. Так в Корее обходятся без операций на ногах для лечения вен: только сырые морские продукты и специальный массаж.

Вечером мы поехали в другой монастырь. Уставшие, слегка проголодавшиеся... До самого монастыря от места стоянки автобусов надо было идти пешком. Уже стемнело, мы шли, нагруженные своими вещами, сначала по дороге, по обочинам которой теснились маленькие ресторанчики, магазины, сувенирные лавки, призывно светящиеся в ночи. Затем вступили под кроны деревьев на территории монастыря. Тут дорога стала хуже: асфальт закончился, под колеса сумок и чемоданов постоянно попадались камни разных размеров, дорога стала постепенно подниматься все выше. Мы шли по ущелью вдоль небольшой вяло текущей в августе горной речки, на дне которой лежали отдельные каменные плиты с выбитыми на них священными текстами. Протекая над ними, вода заряжается позитивной информацией, неся далее ее по всему течению до моря и далее. Когда дошли до храмового комплекса, вымотались прилично. Негласно все пришли к одному заключению: никаких вечерних служб сегодня и тем более простираний. Все тело болело еще от предыдущих практик. Во дворе монастыря нас встретила небольшого роста, слегка полноватая монашка в серой монастырской одежде – брюки и курточка. Добрый, мудрый, глубокий, все понимающий взгляд, улыбка, естественно, полностью бритая голова… Она показала наши 2 комнаты для мужчин и женщин в доме для паломников, сказала, что утренняя служба начинается в 4.30 утра и пошла в зал для практики, продолжать занятия с корейской группой паломников.

Добравшись до комнат, мы просто свалились на пол и некоторое время отлеживались. Перед сном хватило сил немного погулять по территории монастыря вдоль реки, сходить в городок за продуктами (мы опоздали на монастырский ужин), попить чай и принять душ. За вечерней трапезой почти все решили, что утром не пойдем на службу, будем отсыпаться. Но не тут-то было. Проснулись под звуки гонга, отправились на службу и, вопреки своим планам, выполнили снова, к своему удивлению, 108 простираний. Затем традиционный завтрак в просторной столовой с обычными столами и стульями, все очень вкусно, питательно и мытье посуды за собой под краном (эту воду не требовалось выпивать). Нам было выделено время на встречу с монашкой. В других монастырях мы не встречали женщин-монашек в роли Учителя – так принято обращаться к монахам этого ранга. Встреча началась с чайной церемонии, но более демократичной, чем в первом монастыре. Просто собрались побеседовать, сидя за низким столиком на полу за чаем старые друзья. Я, как обычно, ограничилась кипятком – после чая или кофе трудно заснуть без дополнительной чистки крови с помощью дыхания, плохо идет и тихая практика. А в той поездке, поскольку мы спали в одной комнате, на меня так же, и даже хуже, действовало употребление этих напитков участниками поездки: чистить уже надо было не только себя, но и всю группу, помещение. И члены группы добровольно пошли на жертву - перед сном стали меньше пить крепкий чай и кофе. …Первое время я со стороны, подальше от чая, наблюдала за церемонией, знакомилась с монашкой. Потрясающая энергетика по чистоте, силе, вся светится! Белый ореол, когда говорит – изо рта вылетают белые шарики.. . Она рассказала о себе. Ей 51 год, монашкой стала 13 лет назад. До этого целенаправленно изучала буддизм, закончила все уровни буддийского образования, в том числе и буддийский университет. Имя не принято называть, ее просто зовут Учитель – так и надо к ней обращаться. Она работает много с приезжими паломниками, проводит занятия по буддизму, консультирует индивидуально, читает лекции. Постепенно мы разговорились и стали затрагивать разные темы по восточным практикам, которые нас и ее интересовали. Мы были интересны ей так же, как и монахам всех монастырей, где мы были, поскольку это был первый контакт с большой, по их меркам, группой из России, да не просто туристов, а практикующих.

Переводила нам молодая русская женщина, далекая от наших интересов. Ей стало не хватать корейских слов, чтобы перевести интересующие нас темы. Постепенно в зале энергетика стала повышаться, мы приглашали с обеих сторон своих Учителей, Наставников, говорили о них. Бедная переводчица начала отключаться понемногу, а потом почувствовала, что еще немного – и она потеряет сознание. Потом начала точнее переводить нашу беседу, между фразами вставляя свои: «Что я говорю?! Я не знаю этих слов по-корейски!! Что они значат?!! Что это вообще такое? Мне плохо!..» и т.п. Но мы прекрасно понимали, о чем речь. Каждый вынес что-то свое из этой беседы. Мне она запомнилась тем, что узнала о себе от нового человека с большим опытом, знаниями и явными особыми способностями. Учитель предложила мне остаться в монастыре у них и даже стала думать о финансировании нового человека. Оказывается, к ним стягиваются люди, бывшие монахами в последнем своем воплощении в Тибете и погибшие там в период войны с Китаем. Два года назад к ним приехал американец, его тоже признали «своим». Теперь он Учитель в этом монастыре. Монашка сказала мне, что я тоже оттуда… Но я пока остаться не могла по ряду причин, хотя хотелось бы, - никаких тебе проблем, все регламентировано, углубляйся себе в практику…

Учитель сама рассказала, что я езжу по разным странам сейчас потому, что раньше имела там воплощения и чаще всего монашеские, и не только я, но члены этих поездок. Такие люди в настоящем воплощении создают новую школу, используя опыт прошлых воплощений. (Об этом же я недавно прочитала в книге по лекциям Ошо «Динамическая медитация») Посещая подобные места, мы что-то дорабатываем для себя сами, помогаем оставшимся там душам, получаем дополнительную информацию. Такие поездки необходимы на определенном уровне развития, как нам, так и тем душам, что остались на местах. Поэтому группы для подобных поездок формируют Наставники. Там, где мы были в прошлых воплощениях, появляется особое трепетное чувство, а то и слезы наворачиваются на глаза, словно наконец-то вернулся домой после долгой разлуки, и знание, что и где здесь находится, куда надо пойти и что сделать. Мы это почувствовали на себе, об этом же рассказала нам и монахиня. Когда встреча закончилась и все с вещами отправились к автобусам, мы остались вдвоем в помещении. Учитель крепко обняла меня, мы полностью слились в одно целое и так простояли несколько минут, отключив мысли. Затем разделились. Таким образом, произошел взаимообмен, и каждая получила дополнительную информацию, силу, которой не владела ранее. После этого я сильно изменилась, самой стало заметно.

По пути в следующий Temple stay мы посетили пещерный буддийский монастырь. Главная статуя Будды расположена на вершине горы, куда не просто было подняться, чуть ниже в пещерках - множество статуй Будд. Нам понравился белый барельеф, на котором изображен странствующий монах с леопардом. В старые времена многие монахи приручали разных животных, в том числе леопардов. В этом монастыре практикуют корейские боевые практики, туда съезжаются люди из разных стран и учиться, и учить. Мы познакомились с поляком, который уже несколько лет преподает в этом монастыре. Вокруг храма - рисунки на верхних частях стен с эпизодами боевых практик. Храм расположен на высокой горе, вид сверху - потрясающий: буйство красок осеннего леса, на сколько глаз хватает... Быстро темнело - пора отправляться на ночлег в другой монастырь.

Приехали в следующий монастырь уже поздно вечером, опять опоздав на ужин. Нас встречали молодой монах в темной накидке и его помощница, преподаватель университета, психолог, не монашка. Он - большой, грузный, медлительный, с трудом понимающийся на ноги после простирания из-за больной ноги. Она - маленькая, шустрая, гибкая. Женщина рассказала, что регулярно выполняет 3 раза в день по 108 простираний, занимается боевыми практиками...

Нас пригласили в зал для занятий и предложили заняться раскраской мандал – традиционных сложных ритуальных буддийских узоров. Они были напечатаны на отдельных листах как детские раскраски – черный узор-контур на чистом листе. Время было ограничено, надо было «не думая» выбрать цвета этим мандалам. Все с азартом начали раскрашивать картинки, даже монах, некоторые от усердия высунув язык, как дети, и лица стали детскими. Особенно у монаха. Состояние при этом было потрясающее – внутренний подъем, и словно глыбы какие-то отваливаются от тебя после раскраски каждого завитка мандалы. Потом по тем цветам, что мы выбрали и местам, где их использовали при раскраске, психолог рассказала каждому об особенностях его характера и внутреннем состоянии на данный момент. Из всей группы она забрала себе две работы – очень необычными показались они ей. Одна работа демонстрировала большую внутреннюю силу, другая – способность пожилого человека к восприятию новой информации, развитию, внутреннему росту, творчеству, как у подростка в 12 лет, в сочетании с внутренним равновесием, покоем, умиротворением… Таким способом можно проводить психологическую чистку данного состояния. Нам всем этот метод очень понравился – как давно мы не брали цветные карандаши и фломастеры в руки. Словно в детство вернулись…

Вечером пили чай в своей комнате с психологом. Ей было очень интересно поближе познакомиться с нами. Мы же расспрашивали ее об особенностях жизни корейцев. Оказалось, что корейцы имеют в году не более 3 дней отпуска, которые они приурочивают к праздникам и выходным дням. Поэтому они были очень удивлены, что наша группа по Корее собралась путешествовать две недели, и ломали голову над вопросом: кем же работают наши люди, что могут позволить себе так долго и далеко путешествовать. Проговорили за полночь, жутко хотелось спать и пришлось сделать намек нашей гостье, что спать уже пора, а у нее оставалась еще куча вопросов к нам. Утром, в 4 часа подъём, общая служба с монахами и паломниками, 108, простираний в другом храме под пение нашего монаха. Он очень старался и немного волновался, поэтому голос, тонкий и слабый от природы, часто срывался и давал петуха, да еще иногда заезжал не в ту тональность – видимо, тоже от волнения. К тому же больные ноги не давали возможности легко быстро вставать без помощи рук. Но это не мешало ему артистично закидывать на плечо свою мантию.

Затем завтрак, мытье посуды. Завтрак проходил в огромной красивой столовой с традиционными низкими длинными столами, за которыми сидят на полу, скрестив ноги. После завтрака глаза слипались, все клевали носом и решили до отъезда поспать. Но не тут-то было! Нас растормошили и куда-то велели идти. Куда – мы поняли не сразу, решили, что снова подметать двор монастыря и некоторые стали более активно сопротивляться. Но все же нас подняли – это у них ловко получается как-то, не отстанут, пока не встанешь, и повели всего-то навсего на прогулку по территории монастыря с рассказом об исторических особенностях этого места. Экскурсию проводил монах, который был прикреплен к нам. Было заметно, что он очень любит монастырь, природу вокруг. Прошли по берегу небольшой реки и отрезку очень древней дороги. Монах показал нам своё любимое место для медитаций на берегу озера с лотосами и грядой гор в дымке на горизонте. В таком месте невозможно было не фотографироваться, и он предложил нам свои услуги как фотограф, чтобы снять всю группу одновременно. Видели бы вы, как это происходило! Монах явно играл перед нами: он несколько раз театральным жестом и разными способами закидывал свою мантию на плечо, нарочито по-особому держал фотоаппараты, становился на одно колено, наклоняясь в разные стороны для разных кадров. И все это с добродушным подчеркнуто серьезным лицом. Мы еле сдерживались от смеха. Потом окончательно развеселились и стали фотографироваться в боевых стойках и других забавных позах вместе с психологом и монахом.

Утром нас познакомили с женщиной, которая в монастыре отвечает за хозяйство и за плантацию чая. Несмотря на вполне земную должность, было видно, что это не простой человек. В ее обязанности входило предсказывать, когда надо начинать те или иные сельскохозяйственные работы, сбор чая и лекарственных трав, делать запасы продуктов и прочее, что связанно с погодой, астрологией. У нее явно работает «третий глаз», интуиция, обладает она и редкими для нас знаниями. Только в этом монастыре выращивают какой-то уникальный чай и обрабатывают его по особым древним рецептам. Купить его невозможно, поэтому в период сбора листьев чая, туда съезжаются люди, желающие приобрести этот чай. Они работают на плантациях чая и за это получают его после окончания работ вместо оплаты. Нас тоже пригласили на сбор чая летом. Ну а пока просто угостили чаем. Ничего не могу сказать о нем подробнее, поскольку его, как обычно, не пила. Но членам группы он понравился. На чайной церемонии присутствовал и наш монах-гид. Это было уже перед самым отъездом, чаепитие перешло в беседу, мы задавали самые разные вопросы. Я решила спросить подробнее о мудрах – положениях пальцев на многочисленных статуях Будд. Я насчитала около десятка разных мудр. Монахи встрепенулись, переглянулись, у женщины вспыхнули глаза, и она внимательнее посмотрела на меня – я сидела в самом конце длинного низкого стола. Ответа мы не получили, монах ушел в сторону от ответа и посоветовал познакомиться ближе с изобразительным искусством буддизма. После беседы монашка разыскала меня, она уточнила, сколько мне лет – мы оказались почти ровесницами. Узнав это, мы внимательнее и даже критически посмотрели друг на друга - чисто по-женски. Выглядели примерно тоже, по-моему, одинаково, правда я давно не видела себя в зеркале во время ретрита, не до этого было. Да и зеркал что-то не припомню. Потом она заглянула куда-то поглубже в меня, крепко обняла и на прощание попросила вместе с ней сфотографироваться. Позже до меня дошло, что при таких объятиях монахи получают полный доступ к нашей информации, воздействуют на нас. Никаких секретов нам так и не выдали…. Покидали монастырь, окончательно проснувшись и в приподнятом настроении.

Последний монастырь на нашем пути, где мы ночевали, был в горах. Он оставил самое яркое впечатление. Монастырь расположен в горах недалеко от города Пусан. Он очень большой, с множеством двориков, где в уединении живут монахи, множеством храмов, которые разбросаны по горам достаточно далеко друг от друга, множеством огромных скульптур из буддийского пантеона, замечательным парком, переходящим в лес на горах. И мощнейшей наработанной и природной энергетикой.

Приехали, как обычно, поздно вечером. К концу поездки научились не брать с собой в монастырь весь свой багаж из своего автобуса, не мучиться с ним, идя до места ночлега в темноте и по далеко не всегда ровным дорожкам. После того как мы устроились в большой комнате, нас повели на службу. Нашей опекой занимались несколько молодых девушек и юношей – студенты буддийского университета на практике. Долго в темноте с фонариком шли между храмами, заборами до площади перед храмом, где должна быть служба. Остановились перед огромной беседкой в восточном стиле с красочной крышей. В центре ее висел огромный ритуальный плоский барабан диаметром метра два. Нас выстроили в особом порядке возле беседки, потихоньку стали подтягиваться другие паломники. За пару минут до начала службы из храма раздался звук гонга и точно минута в минуту в 19 часов монах ударил в барабан в беседке. Игра на барабане продолжалась долго, один монах сменял другого, били вместе и поочередно, добавляли другие ударные инструменты, в том числе что-то типа гигантского ксилофона. Инструменты огромные, сил требуется много, исполнители быстро уставали. Но эффект – потрясающий. Одни ритмы сменялись другими, то громче, то тише, то быстрая звонкая дробь, то сложные ритмы, сопровождаемые более громкими размеренными ударами, отмечающими сильную долю такта. Звуки завораживали. Темнота, ничего не видно, кроме звезд, слегка подсвеченных электрическими лампами барабанов, монахов и храма, что придавало им какой-то нереальный вид, простор долины между гор, который ощущаешь всем телом, чистейший слегка влажный горный воздух… Постепенно мы стали впадать в состояние транса и по окончанию звучания барабанов не хотелось выходить из него. Но все-таки пошли на службу в храм. Служба прошла легко, не заметили, как выполнили 108 простираний и легче вошли в медитацию.

После службы у многих членов поездки было желание погулять по территории монастыря. Его закоулки манили, звали к себе, в груди поднималась буря чувств. Но по уставу вечером гулять не положено по монастырю, пришлось ограничиться бдением на пороге дома для паломников.

Перед сном студентка проводила с нами занятия. По программе была йога, но быстро перешли на корейскую энергетическую динамическую практику, напоминающую тайцзы. Нам она очень понравилась – не очень сложные движения, пробуждающие достаточно мощные потоки энергии по телу. У всех получалось по-разному, все-таки совершенно новая практика. Наташа из Челябинска выполняла комплекс лучше всех, без ошибок, одновременно с инструктором. Наташа попросила показать комплекс дальше и синхронно, вместе с инструктором продолжала его выполнять. Потом сказала, что эти движения ей откуда-то знакомы. Она показала свой Чженгун корейскому инструктору, и та сказала, что это конкретная корейская оздоровительная практика, к сожалению, не помню ее названия. (Наташа была в числе тех, кого «зацепил» этот монастырь).

Несколько человек почувствовали, что это место связано с одной из прошлых жизней. Не зная местности, не видя ничего в темноте, каждого тянуло в конкретном направлении. Утром мы изучали, что было в тех местах. Отмечали изменения, что произошли «с тех пор», находили знакомые священные вековые валуны. Посетили на горе маленький храм Гуанин, куда тянуло меня ночью с неимоверной силой. Там я получила ответ, как правильно мне жить, что должно быть главным для меня в этой жизни: «Ты должна служить людям». Сначала решила, что это ответ на мои фантазии по поводу ухода в монастырь, уж очень мне комфортно в восточных монастырях, там я «дома», но потом подумала, что, находясь в монастыре, тоже можно служить людям.

В этом монастыре более жесткие правила для приезжих. По-другому ведут себя и местные монахи. Не случайно нас опекали студенты - монахи практиковали. Если монахи встречались на улице, то видно сразу, что они погружен в себя, не замечают окружающий мир, постоянно читают мантры, у них сильная сконцентрированная энергетика, просветленные, отрешенные от всего земного лица.

Утром у нас была встреча с одним из монахов. Сначала он попытался заниматься с нами йогой, но быстро понял, что это не лучшая практика для нас. Тогда стал чередовать короткие медитации, сидя, с медитациями при ходьбе по кругу – по 10 минут – так занимаются начинающие монахи. Выполняли еще какие-то простые, но эффективные упражнения для нас. Чувствовалось, что он видит нас насквозь и очень добрый и мудрый человек.

Монах учил нас правильно сидеть при медитации. Особое внимание уделял положению век: их надо слегка прикрыть, полностью глаза закрывать нельзя. Он подтвердил информацию о положении век, полученную мною из разных источников. О положении век в свое время говорил Сюи Минтан на первых своих семинарах в Екатеринбурге в 90-е годы, читала об этом в литературе по другим школам цигун, а объяснение для чего это делается, получила от духовных Наставников прошлого, так сказать телепатическим путем. Итак, глаза необходимо закрывать не полностью для того, чтобы быстрее успокоить поток сознания, не заснуть и не войти в другое состояние сознания. Так же он подтвердил мою информацию, что на статуях и рисунках Будд показано правильное положение век. Это никакие не клапаны-веки у древних людей, как писал Э. Мулдашев в своих книгах о Востоке, а знания, таким образом, оставленные потомкам учителями прошлого о правильном положении век и тела при медитации. Особо оговорил положение ног: левая нога должна быть прижата пяткой к промежности, правая лежать на ней сверху – «полулотос», или на полу перед левой ногой. Поза одинакова для мужчин и женщин.

Я давно изучаю положение тела, пальцев, рук, ног при медитациях по древним изображениям Будд, восточных и европейских святых – и по рисункам, и по статуям, и по иконам. Пытаюсь понять, как и когда надо сидеть так, а не иначе, что дают эти позы практикующему человеку, проверяю на себе, наблюдаю за своими ощущениями, состоянием сознания и прочее. Так, например, несколько лет назад на выставке древних икон в Ярославле, обратила внимание на очень старые иконы св. Ильи. На всех иконах он большим пальцем касался средней фаланги безымянного пальца.

Поэкспериментировала. Оказалось, что такое положение пальцев быстро успокаивает человека, переключает его негативные эмоции на позитивные, вызывает состояние светлого покоя.

Так вот, положение ног у восточных святых, Будд действительно, в большинстве случаев такое, какому учил нас монах в последнем монастыре: левая нога ниже правой. Он не объяснил почему, и мы как-то не спросили. Когда мы утром медитировали с монахом, у меня вдруг на фоне пустоты возник образ, напоминающий … стоящий фаллос, но при этом никаких эмоций, мыслей. Я в панике, с чего бы это, что со мной не так?! Постаралась – и стерла эту картинку. Но непонятки остались. После медитации на автомате подхожу к стеллажу с буклетами, и рука протягивается к одному из них, на котором я вижу фотографию своего «видения»! Оказывается, так выглядит Золотой колодец, природная достопримечательность этого места. Еще до поездки я узнала об этом феномене в районе города Пуссан, но ни фотографии, ни подробного описания его вида мне не попадались. Вот и пришел ответ в медитации!

Попалась не только я, сделав неправильное объяснение увиденному, но и наша гид. Когда мы путешествовали по стране, на остановках автобусов в сувенирных лавочках мы встречали многочисленные сувениры, действительно напоминающие фаллос. И у нас, естественно, возник вопрос – с чего бы это? На что гид дала следующее объяснение: на одном из островов есть музей разных изображений фаллосов. Это связано с тем, что рыбаки надолго уходили в море и поэтому на острове возник культ фаллоса. О Золотом колодце она ничего не знала. Но увидев его фотографию, все сказки о фаллосе тут же отпали, по крайней мере, на материке и по поводу сувениров. Может и есть такой остров, может влияние индуизма проникло на него, не знаю.

Мы разузнали подробнее о Золотом колодце, захотелось поближе посмотреть его. Местные гиды запаниковали – они не планировали столь длительный поход – целых 3 часа! У них не было обмундирования для нас – ни касок, ни перчаток, ни палок – а без этого – ни-ни в горы! Хотя какие там горы – так, холмы, покрытые лесом и благоустроенные дорожки в лесу и по горам. Лишь Золотой колодец, как узкая гигантская труба, возвышается над лесом, высотой в несколько раз выше, чем деревья. А на его вершине – озеро, куда, по легенде, упала золотая рыбка с неба. Но времени было маловато. Ограничились походом в ближайший маленький монастырь на склоне горы и снова в путь...

Проездом мы были еще в двух монастырях. Один расположен в гористой местности, второй – на берегу моря. Первый монастырь знаменит тем, что в нем хранятся древнейшие буддийские тексты, вырезанные на досках для печати. Само хранилище расположено подальше от входа в большом здании прямоугольной формы без особых украшений. По центру здания, поперек расположен сквозной проход, темный коридор, выходящий в дальний дворик монастыря, где живут монахи. В этот проход выходят решетчатые двери самих хранилищ. Внутрь не пускают, но через двери видны многоярусные стеллажи с досками текстов по всей длине залов. Над проходом – второй этаж с деревянными книгами.

Когда мы вошли в этот коридор и прислушались к своим ощущениям, мне показалось, что ощущения от разных участков хранилища разные – где густо, где почти пусто, хотя книги стоят везде. Мощная энергия шла сверху на нас со второго этажа и с удаленных участков правого зала. Мне стало любопытно, почему это так. Мы спросили об этом хранителей текстов, и они рассказали, что там, где мы ощущаем более мощные потоки энергии, находятся самые древние дощечки. Во время военных событий большая часть библиотеки сгорела, и в течение длительного времени монахи восстанавливали хранилище, делая новые доски. Потоки энергии, идущие от более древних деревянных книг, были очень сложного строения: они не просто давали силу, но постоянно меняясь по плотности, силе, качеству, цвету несли нам информацию, они меняли человека, что было весьма ощутимо, и мы получали ответы на свои незаданные вопросы. После этого чувствуешь себя совсем другим человеком.

Наши современники пытались перенести книги в современное хранилище, оснащенное по последнему слову техники, но книги там начинали портиться. Пришлось вернуть их на место. В эти дни нашему организатору Надежде немного нездоровилось. Я посоветовала посидеть ей в маленьком храме на территории монастыря, где было несколько женщин. Когда она вошла туда, женщины засуетились, помогли ей устроиться удобнее, пытались что-то объяснить по-корейски…. Пока мы изучали монастырь, Надя посидела там и, по ее словам, после этого стала чувствовать себя намного лучше. Было заметно это и со стороны – притихшая и погрустневшая было Надюша снова ожила, заулыбалась, снова мы услышали ее голос, напоминающий щебет птичек.

Второй монастырь распложен у моря и отличается от всех остальных тем, что к нему надо не подниматься в гору, а наоборот, долго спускаться вниз на берег. Вдоль длинной лестницы расположены урны, напоминающие каменные декоративные светильники на невысоких столбиках, с прахом людей, которые смогли оплатить очень дорогое место хранения их праха – это нам поведал гид. Был праздничный день, по лестнице вверх и вниз шли сплошным потоком люди, многие целыми семьями. Весь монастырь был заполнен толпами людей, трудно было пробиться к статуям Будд, в храмы. Люди фотографировались, шутили, смеялись, ели, пили на ходу, тут же выполняли какие-то ритуалы, дети капризничали. Не до медитаций, короче.

Гида-переводчика Виктора интересовало, насколько энергетика монастыря соответствует рекламе и популярности его среди корейцев. Он предполагал, что это место просто хорошо разрекламировано и не более. Но, несмотря на такое количество посетителей, шум и гам энергетика явно присутствовала, и ее хватало всем. Но это был уже вечер, за день мы устали и долго задерживаться там не стали, Ночь провели в отеле на берегу моря, куда приехали уже затемно. Это была южная часть страны, и здесь было много теплее. Мы поужинали в ресторанчике на берегу моря. Нас обслуживали две молодые очаровательные официантки. Видимо, одна начала работать не так давно, и не научилась еще под маской деловой женщины скрывать свои подлинные чувства. Мы ей были интересны, особенно наш молодой человек. С любопытством малого ребенка она разглядывала нас, иногда пофыркивая, хихикая от смущения, очень миловидная, мягкая, этакая лапушка, грациозная, цельная, добрая, открытая, тонко чувствующая, с потрясающей врожденной пластикой движения и очень приятной энергией. Но после первого контакта с нами, похоже, более старшая напарница сделала ей замечание (в Корее неприлично показывать свои чувства лицом), и в следующие разы она пыталась сохранять маску приличия по-корейски, периодически срываясь на смех. Напоследок наши юноши захотели сфотографироваться с ней. Пока они готовились к съемке, я бросила взгляд на ее напарницу и поняла, что если ее не пригласить тоже, то у нашей любимицы могут быть в будущем проблемы. (На старость лет начала замечать подобные вещи и соображать что-то). Быстро объяснила это юношам. Мы позвали фотографироваться и старшую девушку, та расплылась в улыбке и сразу заняла более выгодную позицию в группе. Надеюсь, назревающий конфликт был улажен. Ребята попросили уже у обеих адреса. И сейчас мы вспоминаем ее с улыбкой. Очаровательная девушка-ребенок.

Утром на пароме мы отправились на остров. С утра был сильный туман. Из-за него, на один из указанных Наставником островов, паромы не ходили. Согласно местной легенде, если пройдешь по дороге этого острова, то получишь просветление. Сколько же должно быть просветленных в Корее, если это так просто сделать, тем более, что в летний сезон там расположен один из крупнейших пляжей Кореи! И отдохнул, и просветление получил!

Попали мы на второй остров, куда в старые времена свозили покойников, остров-кладбище. Сейчас там живут люди в небольших поселках, городках, рыбацких деревнях. Равнины чередуются с невысокими горами, озерами. Как только автобус вместе с нами съехал с парома на землю, сразу почувствовалась иная атмосфера: бедная провинция, все серо, убого, угрюмо, грязно, словно и не Южная Корея это. Но отличался остров не только по внешнему виду и благополучию – в воздухе висели страдания, боль, много темной энергии. Даже наша гид почувствовала себя некомфортно, и, поеживаясь, ворчала, куда это, мол, нас занесло, она бы никогда сюда не поехала. Нам дали карту и я с помощью Наставника показала маршрут и места, где надо остановиться по пути. Нам надо было пересечь весь остров и попасть на другой причал, откуда мы должны возвращаться на материк. Пока ехали до первой остановки, все в автобусе примолкли и как будто даже съежились.

Первая остановка – древние захоронения двух людей. Внешне место погребения напоминает небольшой каменный домик, стоящий у дороги, с двумя отверстиями для входа, уже заброшенный. Остатки крыши покрыты многочисленными растениями, поселившимися там уже не первое десятилетие. В контакт с местными душами войти было не сложно. Они обрадовались нашему приезду, словно ждали нас. Их интересовала современная жизнь, люди. Сами они не могут получать информацию, нужен человек-переводчик, медиум, с которым они могут общаться и через него получать то, что их интересует. После общения один согласился пойти в более высокий мир, а второй, похоже, женщина, осталась дожидаться кого-то конкретно.

Дальше мы ехали вдоль залива во время отлива. Впервые видела такое огромное пространство, покрытое темным илом, моря не было видно даже вдали. Этим отличается западное побережье Кореи – грязное мелководье Желтого моря. Такой пейзаж на фоне серого низкого неба навевал грусть, уныние.

На берегу этого залива было вторая наша остановка. Когда вышли из автобуса, обнаружили небольшую, простую, некрашеную беседку на берегу моря. Когда немного постояли в ней, пошли мощнейшие потоки жесткой энергии, информация. Переводчица, поежившись, почувствовала что-то неладное, ушла с некоторыми участниками поездки в автобус. Остальные начали или тихо практиковать, или чженгунить – выполнять непроизвольные движения, одновременно получая какую-то информацию.

Я увидела, что в глубине Земли начало что-то просыпаться, огромный темный сгусток. Он был немного в стороне от беседки. Постепенно он стал превращаться в огромного темного «змея» и направился в нашу сторону под землей. Страха не было, только большое внутренне напряжение для поддержания контакта с ним и передача ему части своей энергии. Приблизившись, он вырвался из-под земли и устремился вверх, в космос, основной частью оставаясь в земле. В диаметре он был несколько метров. Постепенно он стал светлеть, стало заметно, что он внутри полый, словно гигантская труба. Внутренние стенки этого гигантского канала светились и искрились, постепенно становились ярко белыми. Внутри канала ощущалось мощное движение по спирали вверх. Словно он дремал, дремал, и, наконец-то, вырвался на свободу. Постепенно по каналу вверх стали уноситься многочисленные души с этого острова. После этого контакта, тело просто гудело от энергии как высоковольтные провода, появилось ощущение внутренней силы, уверенности и приобщения к вечности.

У нас появилась уверенность, что все, что надо, мы здесь сделали и теперь можно ехать дальше. Позже нам рассказали, что в тридцатые годы прошлого столетия, большая группа буддийских монахов погибла здесь, пытаясь сохранить дорогу между островами с помощью специального ритуала. Эта дорога была очень важна для островитян, но она постепенно начала уходить под воду. Монахи шли по ней с мантрами, буддийскими реликвиями, но утонули во время прилива в иле. Острова продолжали расползаться в стороны, и дорога со временем исчезла полностью.

Когда мы стали отплывать от острова, я поднялась на вернюю палубу. Сразу бросились в глаза тапочки на палубе, поставленные в ряд, в одну линию у дверей капитанской каюты и рубки. Внутрь матросы заходят босиком.

Чуть позже ко мне поднялась и Надежда. У нас появилось желание попрощаться с островом. Но в голове вертелся вопрос, почему нам не удалось попасть на второй остров. И тут я слышу: «Мы дольше ждали вас». И дальше пошло общение с духами острова. Оно шло без слов, шел обмен энергиями, как могла, выравнивала и меняла энергоинформационный уровень острова. В самом конце, когда он уже таял в дымке, появилось чувство, что на этом острове оставила что-то очень близкое и родное, словно часть себя, часть своего сердца. На берегу появилась высокая светло-розовато-оранжеватая фигура, с ней мы и попрощались. Надя потом рассказывала, что сначала у нее были неприятные чувства, тоска, внутренний дискомфорт от острова, он казался темным по-прежнему и мрачным, когда мы отплывали от него. Но постепенно с тем, как я работа с островом, эти чувства менялись на противоположные – положительные. Надя не знала, что я вообще что-то делаю, руками я не махала, работа шла без движений и звуков. Просто стою на палубе и внимательно смотрю на остров. Но она почувствовала и даже увидела в какой-то момент, что воздух вокруг острова и парома засветился золотисто-розоватым, словно выглянуло Солнце. Она даже специально посмотрела на небо, но оно по-прежнему было низким, серым и унылым без единого окошечка между облаками. Одновременно со свечением у Надежды появилось светлое, радостное настроение, и остров уже казался не угрюмым и мрачным, а светлым и веселым. Она считает, что это изменение произошло под влиянием нашей работы с парома.

После поездки на остров, мы поехали на север, обратно в Сеул. Поездка приближалась к концу. По пути мы посетили еще один древний большой монастырь. Но в связи с праздниками, там было много людей. Храмы расположены среди красивого, особенно осенью, парка. В нем сохранились очень древние деревья, которые на Востоке считаются священными. Показали нам и каменное дерево. Что это такое мы так и не поняли до конца. Крона зеленая, но ствол то ли погиб и его полностью заменили чем-то типа бетона или цемента, оставив часть коры, то ли само дерево превратилось в камень от времени. Таких деревьев несколько в парке. Заметно, что корейцы очень бережно хранят природу, старые деревья.

Возле одного из храмов мы обнаружили множество каменных пирамидок: в основании лежит самый большой и плоский камень, постепенно с каждым рядом камни все меньше и меньше, и на самом верху – маленький камушек неправильный формы, который еле держится на вершине. Подобные пирамидки мы встречали и других священных местах в Корее, но такое количество и разнообразие размеров и форм встретили впервые. Оказалось, что это восточный ритуал, связанный с загадыванием желания. Загадываешь желание, строишь пирамиду. Через некоторое время приходишь, и если маленький камень по-прежнему наверху, то желание исполнится. Построили пирамидки и члены нашей группы, правда, некоторые увлеклись строительством настолько, что забыли загадать желание.

Приближался день возвращения в Россию. За прошедшие дни мы проехали Корею от Сеула по центральной ее части, восточному и западному побережьям и теперь возвращались обратно. В Сеуле у нас было свободное время, и каждый использовал, его как хотел. Еще до поездки мне советовали посетить новый монастырь в Сеуле, который возглавляет женщина. Для Кореи с ее патриархальными нравами, это был вызов всем традициям.

Утром после завтрака мы сами без переводчика отправились на метро в этот монастырь-храм. С помощью плохого английского языка выяснили, как туда попасть, но немного ошиблись и не вышли на нужной станции. Снова стали выяснять у прохожих как нам добраться до храма. Нас взялись опекать две женщины среднего возраста, очень довольные возможностью оказать услугу и пообщаться с новыми людьми. Они чуть не за руку повели нас куда надо, угостили какими-то сладостями и высадили на нужной остановке. На улице мы еще раз стали уточнять, как нам пройти к храму у двух молодых женщин. Они дали понять, что тоже идут туда и что-то говорили, используя слово «семья». Их английский был не лучше нашего, поэтому, поулыбавшись друг другу, мы дальше шли молча. Храм действительно был необычен даже по архитектуре: 4-5 этажное современное высокое здание с традиционными буддийскими символами-башенками на крыше. На первом этаже ничего не напоминало храм, кроме магазинчика с буддийскими сувенирами и атрибутикой. Наши попутчицы представили нас встречающему мужчине в современном темном костюме, он приветливо улыбнулся и поклонился нам, указывая на лифт. Вместе с кореянками мы поднялись на 3 или 4 этаж. Там все разулись и пошли в огромный ритуальный зал. Размером он был не меньше, чем футбольное поле, в высоту – не менее 10 метров. Напротив входа у противоположной стены - алтарь с огромной позолоченной статуей Будды.

В целом убранство зала более скромное, чем в традиционных храмах. Вдоль левой стены сидели люди разного возраста, вдоль правой – столики с фруктами, маленькими статуями Будд, тарелками с едой. Периодически от левой стены к правой стене направлялись люди, следуя какому-то ритуалу, молились и снова возвращались на свои места. Все это происходило на фоне постоянного чтения и пения мантр двумя монашками в серых одеяниях, звуков традиционной колотушки и колокольчиков. Энергетика была приятной, но поскольку смысл ритуала нам был непонятен, а переводчиков не было, то мы ограничились медитацией и пением мантр вместе со всеми присутствующими.

Служба закончилась и все пошли вниз. Последними выходили мы и монашки. Они с детским любопытством и улыбками откровенно разглядывали нас. Нам что-то сказали наши попутчицы, но мы опять ничего не поняли – очень сложное для нашего уха произношение, сразу даже не поймешь, что говорят по-английски. Спустились на первый этаж и нам снова стали что-то объяснять другие уже люди, а потом просто взяли за руки повели в полуподвальное помещение, где были накрыты столы для большого количества людей. Нас усадили за столы, принесли еще разные угощения и оставили наедине с едой. Время было обеденное, мы проголодались и с удовольствием приступили к трапезе. Угощение было отменное, мы впервые познакомились с некоторыми традиционными блюдами, особенно понравились кондитерские изделия из рисовой муки, напоминающие наши бисквиты, но более легкие и менее приторные.

Постепенно посетители стали расходиться. Мы обратили внимание, что то, что осталось на столе, люди забирают с собой. Что нам делать, платить или нет, если да, то кому, что делать с оставшейся на столе пищей беспокоили нас.

В нашей группе была женщина, имеющая корейские корни. Она вспоминала разные традиции и решила, что мы попали на семейное, клановое торжество, которое проводится два раза в жизни: в связи с рождением ребенка и шестидесятилетием человека. Тогда на торжество приглашают всех членов клана, носящих одну фамилию. Но спросить, уточнить мы не могли – английский в Корее не популярен. Наши проблемы разрешились сами собой. Когда стало видно, что мы уже наелись, к столу подошла женщина, собрала остатки пищи и унесла, попрощавшись с нами. Так мы случайно стали участниками кланового торжества.

За время пребывания в Корее мы посещали и музеи, и исторические памятники. Везде в глаза бросалась, прежде всего, идеальная чистота, как в операционной, высокое качество сохранности памятников, порядок, Но эти места не оставили в душе следов, красиво все, необычно, но не более, к тому же мы были уставшими, сразу после прилета и бессонной ночи в самолете. Наша поездка подошла к концу. Оставалась последняя ночь в Сеуле. Нам рассказали гиды, что ночью хорошо заняться шопингом, поскольку после 22 часов в крупных магазинах, работающих 24 часа в сутки, все стоит на 30% дешевле. Некоторые воспользовались этим и занялись покупками, кто-то просто последний вечер гулял по городу. Город готовился к католическому Рождеству, и было что посмотреть ночью: разные композиции из светящихся гирлянд, подсвеченные фонтаны, деревья…

Утром мы улетали домой уставшие, но довольные, заполненные огромным количеством энергии и новой для нас информацией. Поездка была трудной. Позже сами корейцы удивлялись, что мы выдержали такую нагрузку, проехав всю страну за 10 дней и живя в монастырях большую часть времени далеко не в идеальных условиях, и без подготовки выполняя простирания по 108 раз и другие упражнения, предложенные нам монахами.

Мы благодарны всем организаторам нашего тура. Это Светлана Паша, директор московской турфирмы «Кайлаш», ее туроператор Надежда, корейская турфирма и ее представитель Виктор, его гиды Елена и Катя и многие другие помощники, явно или косвенно принявшие участие в организации этой поездки. Спасибо Вам!


Елена Вершинина

 

Южная Корея: ближайшие туры

Тур в Корею на автобусе "Кей-Шатл" + Сеул
Тур в Южную Корею на автобусе Кей-Шатл Вылет: 17 апреля, 30 апреля, 13, 27 мая, 10, 24 июня, 8, 22 июля 2014; 8 дней / 7 ночей
Сеул – Кванджу – Есу – Кенджу – Вонджу – Сеул
Заезды ежемесячно каждый 2й и 4й вторник месяца.
Автобусный тур на комфортабельном автобусе Кей-Шатл (K-Shuttle) позволит вам насладиться очарованием целой страны! Ночи в отелях 3+* с завтраками. С 01.01.14 без визы для граждан РФ!

Гастрономический тур по Южной Корее
Гастрономический тур в Южную Корею Вылет: по запросу; 7 дней / 6 ночей
Сеул – Чончжу – Ёнин – Сеул
Знакомство с национальной кухней Южной Кореи и экскурсии.

Отдых на острове Чеджу и Сеул
Тур в Южную Корею Вылет: ежедневно; 8 дней / 7 ночей
Сеул – остров Чеджу – Сеул


Диагностика в Южной Корее
Тур в Южную Корею. Диагностика Вылет: по запросу; 8 дней / 7 ночей
Поездка в Южную Корею (Сеул) для диагностики состояния организма.


Корея: Вип-тур в Сеул
Тур в Южную Корею Вылет: по запросу; 5 дней / 4 ночи
Историческая и современная Корея. Экскурсии, кулинарно-музыкальное шоу, шоппинг.


Корея: Темплстей и буддийские храмы
Тур в Южную Корею Вылет: ежедневно; 7 дней / 6 ночей
Сеул – остров Канхвадо – остров Канхва – Сеул


 

 

главная | о компании | контакты | статьи | новости сайта | ссылки

 
 

Турцентр «Кайлаш» в социальных сетях: В контакте, Facebook

 
 

Copyright © 2002-2013 Информационно-туристический центр «Кайлаш». Все права защищены
(495) 638-55-96, mail@kailash.ru
Номер в едином федеральном реестре туроператоров МТ3 000828

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика